Пройдя обучение у признанно лучших преподавателей Германии, могу сказать, что в некоторых моментах их материал или способ его подачи намного проигрывают FPA.
Полина Тилльманнс
68

Полина Тилльманнс

Сертифицированный FPA персональный тренер по бодибилдингу и фитнесу, тренер групповых и аква-программ. Презентер конвенции Hamburger Internationaler Sport Kongress.
Важно ли для фитнес-тренера спортивное прошлое, кому не грозит профессиональное выгорание, и как в чужой стране сделать карьеру с нуля до уровня презентера европейской конвенции?
– Как вы оказались в фитнесе, предшествовало ли карьере спортивное прошлое?

Профессиональным спортом я не занималась, хотя выступала за школу на спортивных праздниках. С раннего детства я была полностью отдана танцам: современным, народным, классическим, бальным. Работать начала, не имея профильного образования – в танцевальном фитнесе в мое время это было возможно. В какой-то момент дошла до «потолка» любителя и поняла, что надо обучаться. Романтичности всей истории может придать один случай: подрабатывая аниматором, я увидела девушку, которая вела модное в то время направление степ. И она так здорово вела занятие, что я влюбилась в фитнес!

– Важно ли для фитнес-тренера спортивное прошлое?

Я не считаю это обязательным. Более того, советую бывшим спортсменам забыть то, что происходило с ними в спорте. Спорт и фитнес – кардинально разные стихии. Методики достижения целей, как, впрочем, и сами цели фитнеса и спорта, абсолютно разные. В спорте главный принцип «все или ничего», достижение целей любыми путями. Наверное, это оправданно в масштабах страны. Но это однозначно не цель фитнеса, здесь важен процесс. Фитнес-цели меняются так же, как и организм человека.
foto50.jpg
– Что вас привлекло в профессии фитнес-тренера?

Мне нравится помогать людям совершенствоваться, обретать здоровье, достигать невыполнимых, казалось бы, целей. Я делаю небольшой вклад в жизнь человека, который отражается на всей его дальнейшей жизни! А еще я люблю сплачивать людей вокруг одной цели, помогать достигать ее и испытывать кайф от этого!

Результат клиента – одна из моих главных мотиваций двигаться дальше. Я очень люблю своих клиентов, мне есть чему поучиться у каждого из них. Наверное, мне везет, но многие из них становятся моими друзьями. За всю практику у меня не было ни одного конфликта с клиентами. И хотя у меня нет докторской степени и практики врача, но люди уважают мой труд не меньше. Тренеры – те же лекари, но со штангой вместо скальпеля.

– Каким должен быть идеальный тренер?

Он должен быть самим собой, быть человеком. Никого не копировать, не следовать клише. С кубиками на прессе или без – абсолютно неважно. У тренера «кубики» должны быть в голове.

Конечно, тренер должен быть дальновидным и терпеливым. Если он понимает, для чего делает ту или иную работу, то вопросов с уважением, с трудоспособностью, с источником вдохновения  на ежедневный «трудовой подвиг» не останется.

– С чего началась ваша карьера в фитнесе?

С курсов по базовой и классической аэробике, до этого я вела танцевальные направления: латину, стрип-пластику и т.п. Я считаю, что аэробику в той или иной степени должен знать любой тренер групповых программ. Обучение мне далось легко: я идеально слышу такт, могу высчитать хореографию любой сложности. Но мы со степом разошлись. Почему? В групповых тренировках мы зажаты рамками концепций, должны исполнять то, чего от нас ждут. Мне в этом было неимоверно тесно. Да и танцами на тот момент я «наелась».
foto51.jpg
– Именно поэтому пошли учиться на персонального тренера?

В 2011 году я окончила курсы FPA по специальности «Персональный тренер по бодибилдингу и фитнесу». Честно говоря, у меня не было метаний по поводу выбора места обучения: я слышала, что FPA – настоящие профи в своей области. И что в Москве в то время на работу тренеров принимали так: «Учился у Калашникова? Нет? Тогда отучись и возвращайся». Я просто подала заявку на обучение и доверилась. О чем ни капли не жалею.

Во время беременности закончила заочно курсы в другом известном учебном российском заведении (у FPA на тот момент не было такой специализации в программе). Но это было «небо и земля», и дело даже не в материале. Организационные вопросы, методы подачи материала – совсем другой уровень.

– Какие сложные задачи удалось решить благодаря обучению в FPA?

Когда я оказалась в Германии, в чужой для меня стране, совершенно одна, не считая мужа-немца, работа стала меня единственным инструментом интеграции в общество. Я часто вижу соотечественников, которые идут по пути наименьшего сопротивления, но я так не могу. Мои амбиции и убеждение, что по мне судят обо всех русских, заставили совершить неимоверный прыжок от «Где я? Что я?» до «Вы можете записаться в лист ожидания».

Звучит как ода FPA, но без знаний, полученных на курсах, я этого бы никогда так не смогла. Сейчас я работаю в Германии персональным тренером, меня признают как профессионала. В том числе, благодаря этому у меня большой круг знакомых. Пройдя обучение у признанно лучших преподавателей Германии, могу сказать, что в некоторых моментах их материал или способ его подачи намного проигрывают FPA.

– Вы нашли место работы своей мечты?

Я свободный «художник». Специфика работы тренером в Германии (мы работаем как частные предприниматели, на гонорарной основе) позволяет, помимо обычной работы в клубе, придумывать и осуществлять любую идею. Да, мы сами несем ответственность за себя, сами платим налоги, страховые и пенсионные отчисления, но ради отсутствия стесненных рамок я согласна быть в свободном полете. У меня много проектов, мне нравится пробовать новое. Иногда я разочаровываюсь, иногда заново открываю что-то для себя.

Я веду персональные тренировки, многие клиенты занимаются у меня годами. Они – моя гордость и мотивация. Многие давно все умеют сами, но все же остаются со мной и регулярно тренируются. Может быть, диплом режиссера помогает мне избегать однотипности в занятиях. На групповые тренировки у меня не так много времени, но отказаться от этого драйва я пока не могу.

– Какие у вас сейчас фитнес-проекты?

Жить в Гамбурге и не наслаждаться его природой невозможно! Я веду Bootcamp – это тренировка в малых группах на улице. Прелесть Outdoor Fitness в том, что можно каждый раз менять локацию, ведь всех потрясающих мест не обойти! Мы занимаемся в парках, на пляжах и даже в промзонах.

С коллегой- немкой мы разработали концепцию фитнес-выходных для людей, страдающих различными недугами. Инвалиды-колясочники, больные рассеянным склерозом – все они хотят заниматься фитнесом. Мы сотрудничаем с рядом организаций, которые собирают для нас группы из желающих тренироваться, консультируют нас. Нашу работу оплачивает государство, которое заинтересовано в том, чтобы инвалиды жили полноценно и, насколько возможно, приносили пользу обществу.
foto52.jpg
Мы рассказываем своим подопечным, как можно тренироваться, расслабляться или просто наслаждаемся тренировками, играми. Часто это довольно сложно морально. Например, у нас была участница, которая могла двигать только рукой, но она танцевала: просто двигала рукой в такт, сидя в инвалидном кресле! А некоторым людям требовались помощники на время тренировок. Но я хочу сказать, что это самая благодарная публика. Для них хочется работать и создавать что-то новое!

С этой же  коллегой мы проводим корпоративный фитнес. Среди наших клиентов – коллективы парикмахерских, больниц, частных практик, заводов.

– Уже наработали какие-то собственные методики ведения тренировок?

Я обучаю аква-аэробике, составляю концепции новых занятий для фитнес-клубов. У меня есть и авторские направления, которые я представляю на международных конвенциях. В моих силах обновить и перезагрузить все расписание клуба. Если честно, в 90% клубов в Германии акву нужно срочно менять. Огромный пласт потенциальных клиентов просто теряется из-за нерационального использования бассейна и боязни перемен!
foto53.jpg
Со своей русской коллегой, выпускницей Polestar Pilates, мы разрабатываем «Школу расслабления». Это большой, тяжелый проект, он требует особых знаний. Мы учимся у физиотерапевтов, массажистов и даже консультируемся у психологов.

– Как вы относитесь к тренингу онлайн?

С недавних пор я поддалась модной тенденции и провожу онлайн-марафоны в Facebook. Признаться честно, мне это понравилось, на меня есть запрос! Здесь я могу удовлетворить свою тягу к работе с соотечественниками.

Также я работаю как фитнес-коуч с клиентами со всего мира, пишу методическое пособие для молодых мам по возвращению к добеременной форме. В планах также работа с детьми. И это далеко не все мои идеи, но пока что я остановилась на этом, потому что хочу уделять больше времени своей семье.

– Как вы продвигаете себя – в соцсетях, через сайт или же «сарафанное радио» в вашем случае работает эффективнее?

В соцсетях я не особо активна, только в Facebook, потому что провожу на его платформе онлайн-марафоны. У меня пока даже нет Инстаграма. Да, я отлично работаю с публикой, справляюсь на фестивалях с толпами людей, но в жизни я достаточно скромный человек.

В offline-жизни 90% моих клиентов – «выходцы» с групповых занятий и привлеченные по «сарафанному радио». Остальные –  читатели моей колонки о фитнесе в местном журнале, которую я веду на общественных началах, потому что такого засилья мифов, как в фитнесе, нет даже на «мамских» форумах!

Если я сама начинаю проект, то и обращаюсь с планом его реализации к конкретным потенциальным клиентам, пишу письмо, звоню, приезжаю к ним, описываю преимущества и выгоды, озвучиваю перспективы. Часто люди понятия не имеют об услугах, которые мы, как тренеры, можем им предложить. Я никогда не делаю рассылку наобум. Всегда пишу в конкретное место, с конкретным предложением.
foto54.jpg
–  Есть ли какие-нибудь отличия в клиентах сейчас и клиентах раньше?

Люди сегодня «переели» фитнеса. Когда клиенты идут на новые направления, хаотично пробуют все, что им подсовывают, как «таблетку» для кубиков на прессе и здорового тела, а в результате не имеют ничего. У них  в багаже остаются ничем не подкрепленные мифы, развенчать которые не так просто. Также свою роль в этом играет негативный опыт. Сегодня каждый первый мнит себя тренером и запускает марафоны, делает видео в ютьюбе. Те клиенты, кто имел негативный опыт с такими «тренерами», все меньше доверяют фитнесу в целом.

– Какие рубежи в фитнесе хотелось бы открыть?

Их, конечно, достаточно. Моя любовь – силовые тренировки: на суше и в воде, с отягощением и с собственным весом. Я знакомлюсь с новыми направлениями на фитнес-конвенциях, но могу сказать, что половина из них – просто дань моде. Помимо обучения новому, у меня есть основная работа, есть и организационные моменты, которые отнимают много времени.

Я посещаю много семинаров, мастер-классов и конвенций. Если выступаю презентером, обязательно смотрю работу своих коллег, у меня уже есть свои любимчики из разных стран Европы. Хожу учиться и на новые направления. Например, прежде чем стать противником кроссфита, я прошла обучение по этому направлению.

Сейчас я хочу заниматься тем, что уже умею, развиваться в выбранных направлениях. Я не верю в мультиталант тренера. Да, можно заниматься одним-двумя направлениями, но если выбрать больше, значит иметь лишь поверхностное представление о каждом из них. Да и вообще, вместо такого количества новых направлений лучше выдумывать новые методики.

– Видите ли какие-то отличия в плане фитнеса в России и в Европе?

В Германии люди стали охотнее заниматься у себя дома. Огромные сети-монстры изживают себя. Для меня и моих клиентов это уже давно обычная практика. Я вижу, как тяжело большим клубам соперничать с нами, мобильными и легкими на подъем тренерами.

– Сейчас многие клиенты обязательно требуют, чтобы тренировки были изнурительные, на пределе сил. Следуете ли вы запросам клиента или беретесь его переубедить?

Да, это правда. Люди приходят с убеждением, что «должно болеть постоянно», а если с тренировки не «выползаешь», то ее как будто бы и не было. Лично мне помогает первоначальное интервьюирование людей. Помимо сбора информации о клиенте, я очень многое объясняю. Стараюсь показывать фото, схемы, даю ссылки на исследования, хотя клиенты зачастую их не читают. Развеиваю мифы и стараюсь объяснять что-то на примере конкретного клиента, связываю все с его родом деятельности. И если человек понимает, доверяется, мы занимаемся.

Но были в моей практике и «особо одаренные» интересующиеся. Звонок: «Здрасти, мне нужно накачать большие мышцы. Я иду заниматься в дзюдо». Я объясняю человеку, почему ему важен не столько объем, сколько качество мышц, рассказываю про силу, ловкость, баланс. Но в конце беседы слышу все тот же вопрос: «Ну вы мне можете накачать мышцы?» Такого клиента я не возьму. Потому что если помогу с запрошенным объемом - наврежу. А если буду тренировать его по своему видению - сделаю не то, что он просил. В итоге все останутся недовольны, а один негативный комментарий, как известно, заменит собой сотню положительных.

В групповом фитнесе – да, я могу пойти на поводу у клиентов. Но там мы играем не по нашим правилам.

– Вы сталкивались с проблемой профессионального выгорания?

Нет. Мне кажется, это грозит тем, кто останавливается в своем развитии, а мне не интересно выполнять одно и то же. Фитнес омолаживается ежегодно.
Благодаря моим проектам, я имею возможность заниматься различной деятельностью, оставаясь в рамках фитнеса. Сегодня я тренирую группу в воде и выдумываю новую концепцию для выступления на конвенции, а завтра веду персональный тренинг в парке и контролирую удаленных клиентов. Послезавтра мастерю игровые карточки для фитнес-выходных, выбираю отель для проведения тренинга и занимаюсь своим сайтом. Я не всегда успеваю за своими идеями и за предложениями коллег, но выгоранию тут точно не место! Я даже скучать по работе успеваю!

– Что бы вы посоветовали тем, кто собирается искать работу в качестве фитнес-тренера?

Не бояться фантазировать! Если у вас хорошая база и вы профессионал, не бойтесь выдумывать новые проекты и подходы к преподаванию. Помните, за вами стоит уже новое поколение тренеров, которые хотят занять свое место «под солнцем». Действуйте сейчас. За вас это не сделает никто.

– Какая самая запоминающаяся история из тренерского опыта?

На первой международной конвенции я представляла Россию. Настояла на этом – мои знания я получила на родине, а в Германии лишь развиваю их. Выступила с авторским направлением Aqua Folklore, разбавила силовой тренинг маленькой «перчинкой». Тренеры со всего мира отплясывали «Калинку», даже не замечая, как тренируются. И это было самое лучшее направление, судя по отзывам участников. Его требуют снова и снова.

Сейчас на конвенции пишут о том, что я из Германии. Но мы-то с вами знаем, куда обращаться за успешным будущим! Спасибо FPA за мой бэкграунд!

Беседовала Татьяна Топилина.

Другие истории успеха
Спасибо за подписку!
Мы рады что вы с нами
Подпишитесь на новости!
Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных